(901) 593-39-36
info@npoetp.ru

Онлайн-площадки заявили о риске остановки торгов по имуществу банкротов

Онлайн-площадки заявили о риске остановки торгов по имуществу банкротов

Архив новостей
[23.03.2020]

https://www.rbc.ru/economics/23/03/2020/5e773fec9a7947b4fa9bddc5


Реализация реформы по продаже имущества банкротов приведет к закрытию 90% торговых площадок, пожаловались участники рынка. Это создает риск остановки торгов и роста тарифов. Власти не устраивают продажи активов по заниженным ценам

Операторы электронных площадок, занимающиеся организацией продажи имущества при банкротствах, выступили против инициативы Минэкономразвития разрешить такие торги только на восьми отобранных платформах. В обращении в правительство (копия есть у РБК) на имя премьера-министра Михаила Мишустина они назвали происходящее «зачисткой» рынка.

Сейчас имуществом банкротов торгуют 48 площадок, крупнейшие — Российский аукционный дом, B2b-Center, «Коммерсантъ Картотека», «Фабрикант.ру» и другие. Письмо подписали все три саморегулируемые организации рынка: Союз операторов электронных площадок, Союз торговых электронных площадок и Ассоциация операторов электронных площадок.

Инициатива «направлена на уничтожение предпринимательской деятельности операторов электронных площадок, нанесет ущерб интересам государства, должников и кредиторов, приведет к повышению коррупциогенности торгов по продаже имущества должников», говорится в обращении.

В рамках реформы системы банкротств в России Минэкономразвития предложило перевести все торги на отобранные правительством онлайн-площадки для госзакупок: Российский аукционный дом, «РТС-тендер», «Сбербанк-АСТ», «Электронные торговые системы», Единая электронная торговая площадка, «ТЭК-Торг», Электронная торговая площадка Газпромбанка и Агентство по государственному заказу Татарстана. Из них сейчас лишь четыре проводят торги по банкротству. Еще одна инициатива Минэкономразвития — создать специальный маркетплейс, где будут публиковаться все объявления о банкротствах, чтобы привлечь к торгам больше покупателей, в том числе физлиц.

РБК направил запрос в правительство. Минэкономразвития не ответило на вопросы РБК.

Онлайн-площадки за период с 2011 по 2019 год продали имущество должников на 1,3 трлн руб. Это 41,5% общей стоимости всего имущества, реализованного на торгах за указанный период, приводят данные СРО. В прошлом году состоялось 185,8 тыс. торгов при банкротствах почти на 141 млрд руб., это 58% всего реализуемого на торгах имущества. Высокая доля имущества и недвижимости банкротов на торгах объясняется в том числе масштабной санацией банков.

Число участников торгов с 2016 года выросло на 93%, до 94,9 тыс. в 2019-м.

К каким последствиям приведет реформа

Из 48 площадок, торгующих имуществом банкротов, 44 (абсолютное большинство) занимаются исключительно этим видом деятельности. В такой ситуации очевидно, что в случае реформы последние потеряют свой бизнес, прокомментировал РБК гендиректор Российского аукционного дома (РАД) и глава комитета по торгам «Деловой России» Андрей Степаненко. РАД (при реформе не теряет права на проведение торгов) входит в Ассоциацию операторов электронных площадок, подписавшую обращение в правительство.

Частные инвесторы создали платформы за свой счет, вкладывали «значительные средства» в их развитие, новые программы и информационную безопасность, отмечают авторы письма. По данным СРО, на запуск площадок «с нуля» потрачено 500 млн руб., а расходы на их работу достигают 900 млн руб. в год. «Государство предлагает отказаться от частных инвесторов, вложивших значительные средства в развитие этой сферы, и заменить их ограниченным числом монопольно действующих на рынке компаний», — констатировали авторы обращения.

Саморегулирование рынка, по мнению авторов, лучше административного контроля государством: сокращение площадок сузит выбор и может привести к росту цен на услуги, ограничить конкуренцию на торгах и повысить коррупцию.

Из восьми предлагаемых Минэкономразвития площадок только четыре торгуют имуществом при банкротствах. «Они не смогут выполнять работу, которой раньше занимались 48 площадок, — считает Степаненко. — Очевидно, что оставшиеся участники восьмерки начнут срочно дорабатывать свой функционал, чтобы освоить новую для них сферу деятельности, но на это нужно время. И в это время торги банкротным имуществом фактически остановятся».

По мнению Степаненко, Минэкономразвития не вовремя затеяло реформу: «Сейчас очень сложный момент и для государств, и для бизнеса. Экономических последствий никто не избежит. Со всех точек зрения не время прекращать работу эффективной отрасли и заставлять новых игроков выходить на незнакомый рынок. Сейчас вопрос сохранения бизнеса стоит острее, чем вопросы его переустройства и даже развития».

Зачем понадобилось сокращать площадки

Правительство еще в 2014 году поручило навести порядок на торгах по банкротству и усилить контроль за платформами. Тогда необходимость мер объяснялась отсутствием обоснованных требований к онлайн-площадкам и эффективной системы контроля.

С тех пор в закон о банкротстве были внесены требования к оборудованию и программному обеспечению электронных площадок, опыту работы и имущественной ответственности за убытки. Все действующие сейчас площадки получили аккредитацию после проверки Минэкономразвития и вступили в саморегулируемые организации (СРО). Не прошли отбор и прекратили свою деятельность 15 (почти треть) работавших в то время площадок.

По данным СРО, сейчас ответственность каждой площадки за убытки подтверждена договорами со страховой суммой от 30 млн руб. в год. СРО создали компенсационный фонд в размере 145 млн руб. за счет взносов каждого члена в размере 3 млн руб. За восемь лет в суды не поступали иски о возмещении вреда, подчеркивается в обращении.

С учетом принятых за последние годы мер инициатива Минэкономразвития стала для участников рынка полной неожиданностью, рассказал РБК Степаненко: «Она никогда с ними не обсуждалась, все было сделано в закрытом режиме».

Сокращение числа площадок и создание универсальных площадок — правильное решение, прокомментировал РБК гендиректор площадки РТС-тендер (продолжит торги по банкротству в случае реформы) Владимир Лишенков. «Все торги идут к унификации. Нам сложно говорить об эффективности и прозрачности торгов в существующей модели. Но очевидно, что количество площадок не должно быть большим», — считает он.

Власти не озвучивали конкретных претензий к действующим игрокам, но общая претензия к реализации имущества — продажа активов по заниженной в разы стоимости из-за низкого спроса и конкуренции на торгах, в результате кредиторы получают не более 5% задолженности. Процедура сложна для потенциальных покупателей; понимают, как купить имущество при банкротстве, только специалисты, пояснял ранее РБК замглавы ФНС Константин Чекмышев.

По данным ФНС, 90% «смысловых» банкротств (когда у должника остаются активы) контролируемые. То есть аффилированные кредиторы могут утверждать нужное положение о торгах и выбирать нужные площадки, устраняя независимых покупателей, чтобы реализовать имущество по заниженной цене в пользу контролируемых покупателей и в итоге вернуть активы под управление бенефициара.